Женский султанат османской империи

Экономика

В экономическом отношении вторжение скотоводческих сельджуков в Малую Азию привело к более рациональному использованию ресурсов малоазийского плато: в поздневизантийское время этот регион занимали малоэффективные и малонаселённые латифундии, владельцы которых часто не платили налоги в столичную казну из-за удаленности региона от столицы или же наоборот, проживали в Константинополе и неэффективно использовали свои владения в Малой Азии. Турки, напротив, основали в сердце Малой Азии компактное государство с центром в Конье. По наблюдениям крестоносцев, греки также плохо владели навыками коневодства и верховой езды, а ведь именно навыки езды на лошади играли важнейшую роль в средневековых битвах как у западных рыцарей, так и у тюрок. Факт смещения ядра поздней Византии в долины Меандра и Вифинию подтвердил гипотезу о глубокой привязанности византийской цивилизации исключительно к оседлому типу сельского хозяйства, которое не смогло пережить весьма болезненный контакт с полукочевыми цивилизациями в условиях возникновения полупрозрачных границ по типу тюркского уджа. Существование уджей стало особенно выгодно центральной сельджукской власти в XIII веке. Сельджукские султаны номинально не воевали ни с Никейской, ни с восстановленной Византийской империей: они лишь посылали в уджи самых беспокойных кочевников, направляя таким образом экспансивные устремления кочевой знати на грабеж и порабощение иноверцев-греков, а также на захват греческих земель.

Экономика Конийского султаната во многом паразитировала на византийской пока это было выгодно сельджукам, что и стало залогом её постепенного укрепления на протяжении всей истории султаната. Согласно исследованиям Вассо Пенна в трудах о византийской денежной системе (2002), именно появление Конийского султаната стало причиной итогового краха византийского золотого стандарта, а вместе с ним и всей экономики малоазийской Византии (в европейской части империи немалую роль в этом процессе сыграли кабальные договора с Венецией и Генуей). Дело в том что к XII веку золотые запасы империи, лишившейся основных золотых рудников, были весьма ограничены. Bизантийские власти и до этого вели строгий контроль за циркуляцией золота в границах империи: все налоги должны были быть уплачены золотой номизмой, что гарантировало возвращение денег в казну. Экспорт золота был строго зарегулирован пока границы хорошо охранялись. Конийские турки смогли извлечь максимальную выгоду из их двоякого отношения к византийской власти. Так, во время время заключения первых мирных договоров с византийцами, сельджуки поначалу позиционировали себя как автономные вассалы (федераты) императора, что номинально давало им право на использование византийский золотых монет. Пика этот процесс экономической кооперации достиг при Шахманшахе (1109—1116). Даже самоназвание султаната (Румский) указывало на тесное переплетение его экономики с Византией (Романией).

Свои первые бронзовые монеты для внутреннего обращения в султанате стал впервые чеканить лишь Масуд I (1116—1156), взявший на курс на постепенное обособление султаната от слабеющей Византии. На протяжении всего XII века активно формирующаяся конийская знать поддерживала необычайно высокий спрос на византийское золото. По мере роста сельджукских городов и возобновления торговли, византийская золотая наличность активно вывозилась из Византийской империи, нарушив её платежный баланс и лишив империю былых золотых резервов. Постоянная изменчивость восточной границы в Малой Азии только способствовала вымыванию золота из империи. Подтверждением этому стал тот факт что в XIII веке сельджуки начинают чеканить свои монеты из постепенно накопленного византийского золота. И напротив, к концу XIII века в малоазийской части империи параллельно разразился настоящий кризис налогообложения: многие города за неимением золотой наличности прогоняют имперских сборщиков налогов из-за постепенного обнищания. Нехватка наличности спровоцировала понижения доли золота в монете и в конечном счете привела к нехватке средств на оборону остатков византийских владений от новой волны тюркских нашествий. К середине XIV века Византия превратилась в одно из самых бедных и отсталых государств Европы. Последнее столетие своего существования немногочисленные жители бывшей империи проводили в голоде и нищете, которые усиливались из-за постоянных турецких осад.

Вооружённые силы

Султаны Рума, как и их единоверцы, активно использовали гулямов. Их основу составляли захваченные в ходе набегов византийцы и обращённые в ислам рабы, купленные в Северном Причерноморье. Преданные султану, они познакомили сельджуков с новыми военными приёмами и технологиями.

Основу вооружённых сил султаната составляли кочевые племена огузов. Их войско делилось на 24 отряда, руководимых эмирами. Местные феодалы также выставляли собственные отряды, снаряжаемые за счёт подконтрольных городов и деревень. Однако эти воинские силы были абсолютно независимы, что затрудняло осуществление сложных стратегических операций.

Кроме этого, Сельджукиды использовали особые войска — икдишы, состоявшие из принявших ислам местных христиан, а также не брезговали использовать помощь от христианских государей. К примеру, правитель Киликии Левон II для сохранения мира обязался выставлять 1000 кавалеристов и 500 пушкарей. Это противоречило традициям исламского мира, по которым воевать могли лишь правоверные.

Султаны имели и постоянные войска, которые не требовалось созывать со всей страны. Их покой охраняла дворцовая стража (набиравшаяся из горных племён). Вдобавок к ним султаны весьма часто использовали наёмников: франков, норманнов и славян, получавших жалование из государственной казны и поэтому верных нынешнему правителю. На постоянной оплате были отряды, следившие за безопасностью на дорогах и караулившие города. Содержать их приходилось местному населению, весьма тяготившемуся подобной «привилегией».

На войне сельджуки стремились избегать прямых столкновений с противником, предпочитая медленно, но верно его изматывать своими налётами. Тюрки активно грабили вражеские провинции, угоняли людей в рабство, устраивали засады, грабили путников на больших греко-римских дорогах. Также оказывалось и психологическое воздействие: из-за публичной пытки трапезундского императора Алексея Великого Комнина, его подданные согласились сдать Синоп. Турки часто уничтожали урожай, блокировали города, повреждали мосты, дороги и акведуки, вынуждая жителей крепостей сдаться от голода и жажды. К примеру, после 1269 года дорога из Константиполя в Гераклею стала опасной для пеших христиан. Траллы турки покорили около 1284 года, бросая камни в акведуки и грабя крестьян, выходивших днём за городские стены с целью работы на полях и виноградниках, которые турками целенаправленно уничтожались.

Как жёны султана делили с ним ночи

Жены жили в своих покоях. В специальных апартаментах султан встречался со своими женами по очереди. Свои ночи он мог проводить с любой из них, в том числе и с другими девушками из своего гарема. Однако ночь с четверга на пятницу он должен был проводить только с одной из своих жён. Если же три пятничные ночи подряд султан игнорировал одну из жен, то она могла на него пожаловаться кадию. График посещения покоев султана женщинами вела хазнадер. В истории был случай, когда Гюльфем-хатун продала свою очередь другой девушке, чтобы собрать деньги на строительство мечети. Узнав об этом, разозлившийся султан Сулейман казнил её. Подробнее об этой истории вы можете почитать в нашей статье про Гюльфем-хатун.


Взрослеющие сыновья султана отправлялись для дальнейшего обучения служить в свои санджаки. С ними отправлялись и их матери, кадын-эфенди. Эта традиция сохранялась долгое время, но потом шехзаде были вынуждены всю жизнь проживать в гареме и дожидаться своего часа. Кто-то из них становился султаном, а кто-то погибал от болезни или рук палачей. А жены султана после его смерти или свержения отправлялись в старый дворец и их покои занимали жены нового султана.

Несмотря на то, что султан по очереди проводил ночи со своими женами, нельзя сказать, что он любил всех их одинаково. Истории известны случаи, когда османский султан любил одну женщину из своего гарема больше остальных и, соответственно, уделял ей больше внимания. К примеру, Султан Сулейман, султан Селим и султан Ахмед даже заключили законные браки со своими любимыми жёнами. А между женщинами Сулеймана даже произошла драка – Махидевран-султан избила Хюррем-султан, за что и была выслана из дворца вместе с сыном в санджак.

Был и другой случай, произошедший между женами султана Авджи Мехмеда. Его старшая кадын-эфенди, Гюльшун-султан, из ревности убила новую возлюбленную своего мужа-султана, карие Гюльбеяз. Она сбросила её со скалы во время пикника на крутом берегу моря. Вот так жестоко женщина избавилась от своей главной соперницы.

Некоторым кадын-эфенди удавалось вмешиваться во внутреннюю и внешнюю политику, оказывая влияние на султана. Эту эпоху в Османской империи назвали женским султанатом.

Причины возникновения


Некоторые из историков считают, что этот период был порожден временем окончания походов. Известно, что система завоевания земель и получения военной добычи основывалась именно на них. Другие ученые полагают, что Султанат женщин в Османской империи появился благодаря борьбе за отмену закона «О престолонаследии», изданном Мехмедом II Фатихом. Согласно этому закону, все братья султана должны быть непременно казнены после восшествия на престол

При этом неважно было, какие намерения были у них. Историки, которые придерживаются этого мнения, считают Хюррем Султан первой представительницей Женского султаната

Матери правителей Османского междуцарствия (1402—1413)

После пленения и смерти султана Баязида I в 1402 году трое его сыновей разделили осколки империи: в Эдирне провозгласил себя султаном Румелии старший сын Сулейман-челеби, захвативший власть над турецкими владениями на Балканском полуострове, в Бурсе (западная Анатолия) — Иса-челеби, в восточной Анатолии — младший сын Мехмед. Мехмед в 1405—1406 годах вёл войну против Исы, разбил брата и объединил под своей властью Анатолию, после чего отправил старшего брата Мусу в Румелию сражаться с Сулейманом. Муса преуспел, но сам объявил себя султаном и захватил европейские владения османов. В 1411 году Мехмед включился в борьбу за Румелию и в 1413 году разбил армию Мусы, который бежал в Валахию и вскоре погиб. Все османские владения вновь объединились под властью одного султана — Мехмеда I.

Имя(годы жизни) Сын-султан(годы правления) Происхождение Примечание
Девлетшах-хатун(ум. 1411) Иса-челебиСултан (западной) Анатолии.(1403—1406) Дочь правителя Гермияна и , внучки Джалаладдина Руми.
Фюлане-хатун Сулейман-челебиПервый султан Румелии.(1402—1411) Дочь Константина Драгаша, правителя Кюстендила.
Девлет-хатун Мехмед IСултан (восточной) Анатолии.(1403—1406)Султан Анатолии.(1406—1413)Султан Османской империи.(1413—1421) Рабыня или местная христианка, обращённая в ислам. Носила титул, равный появившемуся позже титулу валиде-султан.
ПредположительноДевлетшах-хатун Муса-челебиВторой султан Румелии.(1411—1413) Дочь правителя Гермияна Сулейман-шаха и Мутаххары-хатун, внучки Джалаладдина Руми.

Развлечения, шопинг, экскурсии и достопримечательности Омана

Оман — страна, видевшая много разных культур. Здесь соседствуют европейский уровень комфорта и нетронутая арабская самобытность. В центре Маската и в Салале есть множество вполне современных магазинов, а на огромном рынке города Низва можно приобрести редчайший антиквариат.

В Маскате расположены древние крепости и форты, как и по всей стране. Рекомендовано также посетить открытый для экскурсий дворец Султана и национальный парк Риян. Экологии и защите окружающей среды в стране уделяется очень много внимания, поэтому любой экскурсионный тур предполагает посещение национальных парков. Есть и природные заповедники с совершенно нетронутым животным и растительным миром.

Любителям исторических ценностей рекомендуется посетить мечеть шейха Кабуса, а также крепость в Низве, руины в Бахии, место погребения Иова, а также места, связанные с путешествиями Синдбада и с правлением царицы Савской. Всё то, что издали выглядит как миф или сказка, при посещении Омана обретает реальность и становится гораздо ближе.

Борьба двух Валиде

Неизвестно, сколько детей родилось у украинки Надежды. Зато известно, что именно она первой из остальных наложниц подарила ему сына Мехмеда. Это произошло в январе 1642 г. Мехмед был признан наследником трона. После смерти Ибрагима I, погибшего в результате переворота, он стал новым султаном. Однако к этому времени ему было всего 6 лет. Турхан, его мать, по закону должна была получить титул «валиде», который вознес бы ее на вершину власти. Однако все обернулось отнюдь не в ее пользу. Ее свекровь, Кесем Султан, не хотела уступать ей. Она добилась того, чего не удавалось сделать ни одной женщине. Она в третий раз стала Валиде Султан. Эта женщина была единственной в истории, кто имел этот титул при правящем внуке.


Но факт ее правления не давал покоя Турхан. Во дворце в течение трех лет (с 1648 по 1651 год) разгорались скандалы, плелись интриги. В сентябре 1651 г. 62-летнюю Кесем нашли задушенной. Она уступила свое место Турхан.

История

В Османской империи, в отличие от других монархий, женщины не допускались к управлению страной. К тому же султаны официальному браку предпочитали жён-наложниц. Делалось это, вероятно, для того, чтобы не допустить излишнего влияния на султана.

Сулейман Кануни отменил это правило, когда сделал своей законной женой Хюррем Султан. На смену Хюррем пришли две хасеки, ставшие впоследствии валиде: сначала Нурбану, а затем Сафие (которая не была официальной женой), оказывавшие большое влияние сначала на мужей (Селим II и Мурад III), а затем и на сыновей (Мурад III и Мехмед III). Считается также, что Михримах тоже оказывала влияние на брата. Пика своей власти султанат женщин достиг при правлении Кёсем Султан, ставшей валиде сразу при двух султанах — Мураде IV и Ибрагиме I, а также после смерти Ибрагима влиявшей на внука. Этот период окончился убийством Кёсем; на смену ей пришла мать Мехмеда IV Турхан Султан, пробывшая валиде 35 лет. Именно по инициативе Турхан в 1656 году на пост великого визиря был назначен Мехмед Кёпрюлю: это назначение и стало концом женского султаната.

Прекращение правления женщин в Османской империи вовсе не означает и прекращение их влияния на управление. Как и ранее валиде продолжали заниматься благотворительностью. Кроме влияния на политику они занимались строительством мечетей, школ, больниц; также они имели большие доходы, которыми распоряжались самостоятельно. Ярким примером тому служат две последних валиде: Безмиалем Султан и Пертевниял Султан. Однако по сравнению с периодом султаната женщин (особенно с периодом правления Кёсем) их влияние на внутреннюю и внешнюю политику было весьма незначительным.

Становление великой Османской империи

Правителем одного из бейликов, располагавшегося в западной части Анатолии, был Осман I. После бегства сельджукского султана Кекубада второго от бунта его же подданных, Осман отказывается признавать сельджукских наследников и провозглашает себя новым султаном в 1299 году. С началом объединения земель под его твердой рукой возникает правление Османской империи. Амбиции правителя привели к наступлению на византийские земли и постепенному расширению владений. Ряд одержанных побед утвердили его власти и повысили авторитет.

Помимо этого Осман первый сделал грамотный политический ход – даровал свободу самоуправления всем этническим группам, проживающим на территории его государства. Конечно же, такая политика вызвала ряд негодований среди приверженцев ортодоксальной мусульманской традиции, и привело к некоторому сопротивлению со стороны оппозиционеров Османа. Но, в то же время, создало плацдарм для существенной поддержки от всех этносов, угнетаемых другими правителями или законами. Благодаря толерантному отношению Османа ко всем, кто поддерживал достижение его целей, многие завоевания давались куда проще и с меньшими потерями.

Дело отца продолжил Охран, в 1924 году он выступил против византийцев и захватил один из важнейших городов на северо-западе – Бурсу. Позже он перенесет сюда турецкую столицу. Эта победа положила конец византийскому правлению и существенно ослабила влияние Константинополя. Спустя 27 лет турецкая армия переправилась через Дарданеллы и начала захват европейских территорий. Первым трофеем в копилку великого государства стал город Цимпа.

Эта экспансия позволила надежно закрепиться в Европе и заложить основы турецкого господства. Отдельную лепту внесли непрекращающиеся распри болгарских и византийских правителей, которые так и не смогли объединить силы и выбить турок с территории Европы. В дальнейших войнах султаны Османской империи продолжили победоносный марш по территории Балканского полуострова и Анатолии.

Так в 1387 году под напором осады пал город Салоники – второй по значимости после Константинополя, а через два года разгромили сербов под Косово. В 1396году турецко-османская империя одержала самую большую победу в Средневековой Европе под городом Никополем, чем прочно утвердила собственную власть на европейских землях. Подчинив огромную территорию Византии и Балканов, турки поставили своей целью захват Константинополя.

Жены султанов Османской империи


Наиболее ярким примером женского султаната является всемирно известная Роксолана. Среди турок известная под именем Хюррем. Которая отличилась тем, что впервые за много веков султан взял в жены наложницу. Из-за частых походов и дипломатических путешествий Сулейман получал всю информацию о ситуации внутри государства исключительно от Хюррем, поэтому ее влияние на политическую жизнь государства была невероятной как для женщины в мусульманском мире. Эту историю повествуют многие фильмы об Османской империи и правлении Роксоланы.

Следующей женщиной, ставшей частью султаната является Нурбану, которая была законной супругой султана и начала обретать политическое влияние еще при жизни мужа. А после прихода к власти сына, ее влияние в империи только укрепилось. Так как тот предпочитал плотские утехи делам государственным, Нурбану занималась всеми вопросами. Позже к правлению подключилась и любимая наложница сына – Сафие. В период их правления в государстве начала процветать коррупция и кумовство, нарушился ряд ортодоксальных устоев.

Кесем была одной из самых влиятельных валиде – регентом, сменившим у власти не одного своего сына и даже внука. В отличии от предыдущих женщин у власти, Кесем не была ни матерью первого сына султана, ни его любимой наложницей. Ее отличием стало большое количество детей, что и предоставило невероятные возможности. Сместила Кесем ее же невестка Турхан в борьбе за власть и пост валиде-регента. Турхан построила одни из важнейших крепостных сооружений возле Дарданелл, чем поднялась на одну ступень с великими султанами.

В целом, правление жен регентов позволило сохранить одну единственную династию и привело к ряду реформ, положительно сказавшихся на политической и культурной жизни Османской империи.

Литература

  • Lord Kinross. Osmanlı İmparatorluğu’nun Yükselişi ve Çöküşü. — İstanbul: Altın Kitaplar, 2008. — 233, 274, 296-304 с.
  • Prof Yaşar Yücel-Prof Ali Sevim. Türkiye tarihi. — İstanbul: Atatürk Kültür Dil ve tarih Yüksek Kurumu yayınları. — Т. 2. — С. 298.
  • Prof Yaşar Yücel-Prof Ali Sevim. Türkiye tarihi. — İstanbul: Atatürk Kültür Dil ve tarih Yüksek Kurumu yayınları. — Т. 3. — С. 18, 29, 42, 106-109.
  • Jean Paul Roux (Türkçesi:Prof Aykut Kazancıgil, Lale Aslan Özcan). Türklerin Tarihi. — İstanbul: Kabalcı yayınevi, 2004. — С. 403.
  • Encyclopaedia Britannica. — Expo 70 ed., William Benton pub. — Т. 19(стр. 876), 13(стр. 478), 22 (стр. 274).

Происхождение и концепция термина

Термин «женский султанат» ввёл турецкий историк в 1916 году в своей книге с одноимённым названием, в которой он рассматривал женский султанат как причину упадка Османской империи.

Лесли Пирс также рассматривает женский султанат с этой точки зрения, однако указывает на ряд предубеждений. Причиной этих предубеждений была негативная мысль, что женщина не может стоять во главе исламского государства. Пирс пишет, что шейх-уль-ислам в 1599 году жаловался на вмешательство женщин в политические дела. С тех пор период после окончания правления Сулеймана Великолепного (период застоя и следующий за ним период упадка) считается негативным последствием именно правления женщин. Однако Лесли Пирс отмечает, что после окончания женского султаната в 1656 году упадок империи вовсе не замедлился, а даже наоборот ускорился. И действительно, Лесли Пирс, Ильбер Ортайлы и ряд других историков связывают поражение в Венской битве в 1683 году, произошедшее после окончания султаната женщин, с упадком Османской империи. Что же касается самого женского султаната, то он скорее явился следствием, нежели причиной упадка. Управление империей требовало от султана длительного пребывания в столице: эра завоеваний Кануни была близка к завершению уже во второй половине его правления, поскольку границы Османского государства достигли Священной Римской империи, Русского царства и Персии, равноудалённых от Стамбула. Армия, вышедшая в начале лета в поход, всё равно оставалась на расстоянии, невозможном для совершения захвата. Походы стали невыгодны в финансовом плане.

Сегодня термин «женский султанат» в основном используется для обозначения периода, в котором женщины были к власти гораздо ближе, чем в любой другой период османской истории. Так или иначе османские женщины имели несоизмеримо меньше власти и были дальше от абсолютизма, чем европейские женщины того времени (например Екатерина II или Елизавета I).

Дипломатия

Немаловажную роль в ведении сельджукских военных кампаний сыграла искусная дипломатия, умело манипулировавшая полукочевой хозяйственной системой султаната и сумевшая направить её вождей против византийцев, за счёт которых султанат продолжил свой рост. В конечном счёте сельджуки оказались даже более искусными дипломатами чем сами византийцы. Номинально сельджукские султаны всегда сохраняли подчёркнуто дружеские и даже очень близкие отношения с византийской элитой. На деле же более поздний анализ средневековых хроник показал что, личная дружба сельджукских султанов с византийскими императорами позволяла султану дистанцироваться от кочевых тюркских племен, которых они тем не менее продолжали тайно направлять против Византии. Многие византийские правители и мыслители понимали это, но решительных шагов для разрыва особых отношений с султанатом так и не предприняли. К примеру, император Мануил Комнин в византийско-сельджукском договоре года настоятельно рекомендовал султану предотвращать набеги кочевых туркменов на оставшиеся византийские земли. В ответ, султан Килич Арслан II послал в Константинополь своего дипломата, уверявшего греков что любые вылазки «туркмен» с конийской территории на византийские земли султаном никоим образом не поддерживаются и не одобряются. В ответ Никита Хониат уличил султана в откровенной лжи, которая не согласовывалась с фактами. Ложь стала тем более явной после того как сами приграничные туркмены заявили что их интересы в Константинополе должен представлять посол сельджукского султана. Если какие-то трения между сельджукской городской элитой и кочевыми туркменами и имелись, то касались они не отношений с византийцами, а с вопросами престолонаследия в самом султанате.

Примечания

  1. İlber Ortaylı. Tarihimiz ve Biz. — Timaş. — 119 с.
  2. İlber Ortaylı. Son İmparatorluk Osmanlı. — İstanbul: Timaş, 2012. — С. 78. — 208 с. — ISBN 975-263-490-7.
  3. Leslie P. Peirce. The Imperial Harem. Women and Sovereignty in the Ottoman Empire. — Oxford University Press, 1993. — ISBN 978-0-19-508677-5.
  4. Caroline Finkel. Osman’s dream: the story of the Ottoman Empire, 1300-1923. — John Murray Publishers Ltd, 2005. — ISBN 0-7195-5513-2.
  5. Lucienne Thys-Senocak. Ottoman Women Builders: The Architectural Patronage of Hadice Turhan Sultan (Women and Gender in the Early Modern World). — Ashgate Publishing, 2007. — ISBN 0-7546-3310-1.
  6. Rüknü Özkök — Mustafa Barış Özkök. Malazgirt’ten Dumlupınar’a. — С. 150. — ISBN 978-605-111-252-7.
  7. Peirce L. P. The Imperial Harem: Women and Sovereignty in the Ottoman Empire. — New York: Oxford University Press, 1993. — P. 94.
  8. Peirce L. P. The Imperial Harem: Women and Sovereignty in the Ottoman Empire. — New York: Oxford University Press, 1993. — P. 95.
  9. ↑ Peirce L. P. The Imperial Harem: Women and Sovereignty in the Ottoman Empire. — New York: Oxford University Press, 1993. — P. 105.
  10. Peirce L. P. The Imperial Harem: Women and Sovereignty in the Ottoman Empire. — New York: Oxford University Press, 1993. — P. 106.
  11. Фрили Дж. Тайны османского двора. Частная жизнь султанов. — Смоленск: Русич, 2004. — С. 172.
  12. Rüknü Özkök — Mustafa Barış Özkök. Malazgirt’ten Dumlupınar’a. — С. 182,183. — ISBN 978-605-111-252-7.
  13. Gelişim Hachette Ansiklopedisi. — Т. 9. — С. 3096.
  14. Josef Matuz. Das Osmanische Reich. Grundlinien seiner Geschichte. — Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 2008. — С. 136, 169.
  15. Daniel Goffman. The Ottoman empire and early modern Europe. — Cambridge: Cambridge University Press, 2004. — С. 63.

С этим читают