Книга: фаина раневская. любовь одинокой насмешницы — андрей шляхов

Актерский состав

Замечательный актерский состав театра им. Моссовета играет в спектакле. Это Ольга Миропольская, Лилия Волкова, заслуженная артистка России Зоя Буряк, народный артист России Александр Пашутин и Наталья Лыжина.


Заслуженный артист России Вадим Романов играет бухгалтера театра, в котором работает Раневская. Он вхож в ее дом, приносит зарплату, а заодно рассказывает свежие сплетни, взамен унося мысли великой актрисы по их поводу. Ему нужно знать, что она об этом скажет, что — о том… Он — тот, кто из уст в уста постоянно растространяет мнения и высказывания Раневской. Возможно, благодаря персонажу Вадима Романова юмористические цитаты Фаины Георгиевны и облетели весь мир.

Цинизм, прикрывавший одиночество

Гениальная и талантливая Фаина Раневская все-таки была одинокой. Коллеги часто сетовали на ее ироничный и язвительный характер. Возможно, она выглядела циничным человеком, но это была лишь защита, и за цинизмом стояли боль, отчаяние, одиночество. На самом деле это была тонкая и ранимая натура.

А те, кто были объектами ее шуток, часто не подозревали, что это скорее защитная манера поведения. Раневская не кривила душой, выбирая выражения, говорила оппоненту то, что думает о нем. Иногда приключались курьезы, и звучало их описание просто анекдотично, что вызывало сомнения в их правдоподобности. Но, зная о крутом нраве Фаины Георгиевны, можно было предположить, что истории на самом деле правдивы.

Ночные записки Раневской говорят о том, как тяжело ей было в своем одиночестве, она писала о напрасно прожитых днях никому не нужной ее жизни. Имея прекрасное чувство юмора, она закрывалась им, выглядела совершенно другим человеком — легким и веселым. После спектакля, заваленная цветами, она сокрушалась: «Столько любви, а в аптеку сходить некому!».

Сюжет спектакля

«Одинокая насмешница» — это фрагменты, взятые из жизни Раневской. В спектакле переплелись события, происходившие в последний год жизни прекрасной актрисы и человека, с ее неповторимыми шутками, которые не придумали авторы драматической комедии, а взяли из книг и воспоминаний о Фаине Георгиевне.


Именно поэтому есть все основания назвать ее соавтором этого спектакля. Место событий, происходящих в спектакле, — московская квартира Раневской, куда авторы пьесы приглашают зрителей. На протяжении спектакля Фаина Раневская разная. Зритель видит ее ранимой, со слезинками на глазах, а через мгновение — гордого и красивого в своем одиночестве человека. В описании к спектаклю «Одинокая насмешница» отмечено, что это драматическая комедия. Буквально это обозначает смех сквозь слезы. И если зритель во время спектакля прошел через это состояние, значит, с душой у него все в порядке.

Автор книги: Андрей Шляхов

Жанр: Кинематограф и театр, Искусство

Серия:Biography bestВозрастные ограничения:Язык:русскийИздательство:АСТ, Астрель, ВКТГород издания:Год издания:ISBN:978-5-17-094086-8Размер:

  • Комментарии |
  • Просмотров: 5629 |
  • 0 Оценок: 0

Скачать книгу бесплатно в форматах: (фрагмент)

Внимание! Вы скачиваете отрывок, разрешенный законодательством и правообладателем (не более 20% текста).После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Описание книги

«Фанечка у нас не красавица, да еще и заикается. Бедная девочка». Так в детстве отец говорил об актрисе, которую английская энциклопедия включит в десятку самых выдающихся служительниц Мельпомены XX века. Но это будет позже, как позже будет всесоюзная слава, любовь миллионов, фразы, которые цитируют по сей день, и… невероятное одиночество. «Одиночество – это когда в доме есть телефон, а звонит будильник». У нее появляются знакомые молодые люди, но Фаина к ним безразлична. Настоящим другом Фаины становится актриса Павла Вульф. «Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм – это не извращения, извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду».

Слава растет, а счастья в жизни так и не прибавляется. Многих отпугивает ее вздорность и насмешливость. Окружающие считают ее неуживчивой, порой даже вздорной, но никто не в силах понять, что за «колючками» скрыта чистая, ранимая, жаждущая любви душа. «Когда я умру, похороните меня, и на памятнике напишите: «Умерла от отвращения»… Про Фаину Раневскую можно читать бесконечно – вам будет то очень грустно, то невероятно смешно, но никогда не скучно. А ведь «стареть скучно, но это единственный способ жить долго».

Последнее впечатление о книге

  • yapavlova75:
  • 13-04-2020, 20:28

Профессию я не выбирала – она во мне таилась,

— говорила Фаина Раневская. Читая «Одинокую насмешницу», я не раз задумывалась, кого в ней больше: актрисы или обычного человека? И поняла, что актриса и человек в Раневской неделимы.

Ещё Иначе она не была бы Раневской.

Автор книги Андрей Шляхов шаг за шагом проводит читателя по жизни и творчеству актрисы. Много рассказано об известных и неизвестных ролях Фаины Георгиевны, ее отношениях с коллегами, режиссерами, обычными людьми. Содержание точно заинтересует театралов, узнают много нового для себя.

О ролях

Оказывается, Раневская сама переписывала под себя роли – режиссеры с ней не спорили, полагались на ее талант. К любому эпизоду – даже самому крошечному – она готовилась основательно, репетировала, как главную роль, пересиливая себя и забывая о природной застенчивости.


В постановке «Деревья умирают стоя» она играла бабушку-испанку и настояла, чтобы режиссер нашел для нее настоящую испанку. Нашел, познакомил. Раневская во время общения ухватила дух, настрой, манеру речи, темперамент, необходимые ей для роли.

Новая знакомая подарила ей платок и научила носить его по-испански. Их женщины носят платки так, чтобы те чуть-чуть, самую малость, прикрывали плечи. И такой она была во всем. Требовательная к себе и требовательная к окружающим.

Ей завидовали, ее снимали со спектаклей, ее вынуждали уйти из театра:

Классическое решение: перекрой артисту кислород и не придется его выгонять со скандалом – он сам уйдет

Ранимая и одинокая

С удивлением узнала, что Фаина Георгиевна отвечала на каждое письмо, которое получала. И не менее удивительно, что за ее острым языком и резкостью скрывалась ранимость, трепетная любовь и благоговение к близким людям.

У Раневской было два близких человека: Павла Леонтьевна Вульф и Анна Андреевна Ахматова. После их ухода актриса осиротела. Одиночество остро чувствуется в ее остротах и шутках сквозь слезы.

Дальше – тишина


Сильнее всего меня зацепила глава о спектакле «Дальше – тишина», в котором Фаина Раневская играла с Ростиславом Пляттом. Сюжет пьесы рассказывает о пожилой чете Купер, у которых банк отбирает дом за долги. Дети не знают, куда девать родителей, и решают их разделить.

Супруги, прожившие вместе 50 лет, вынуждены расстаться на старости лет. Навсегда. В финальной сцене супруги прощаются на вокзале. Последнее объятие Люси Купер, последние слова любимому мужу и голос за кадром: «А дальше – тишина».

Фаина Раневская не играла – она проживала жизнь на сцене. Зритель ей верил безоговорочно и рыдал. 13 лет она играла в этом спектакле. 24 октября 1982 года вышла на сцену в последний раз в роли Люси Купер.

Я нашла видеоверсию этого спектакля, записанную в 1978 году. Сегодня ее посмотрю, ведь одно дело – прочитать, а другое – увидеть бесподобную Фаину Георгиевну на сцене.

Свернуть Остальные комментарии

Популярность умной женщины

Спектакль «Одинокая насмешница» — это воспоминание ярких образов, смешных анекдотов Раневской, и самых трагических жизненных моментов. Об этом в своих отзывах о спектакле «Одинокая насмешница» говорят зрители. Раневская была популярным человеком, но она и страдала от этой популярности, а комедия в ее жизни имела некоторый трагический оттенок. Её мудрые глаза, если в них заглянуть, отражали грусть и скорбь.

Слушая в который раз комплименты по поводу своего таланта, Раневская писала в своих дневниках, что была очень несчастна в этой жизни со всеми своими талантами. Фаина Георгиевна была очень умной женщиной. И благодаря своему уму она могла «отфильтровать» неискренних знакомых, приятелей, друзей. И часто самым лучшим собеседником после этой «фильтрации» для Раневской оставалась она сама.


С этим читают