Наложница

Внутренняя политика

Сулейман занял отцовский трон молодым человеком, но довольно опытным правителем. Он, как было принято в династии Османов, еще при жизни отца стал правителем одной из областей империи с центром в городе Маниса.


Когда очередной султан занимал престол, в его семье начиналась череда казней. По кровавому обычаю султан уничтожал всех возможных соперников из числа претендентов на престол. Поскольку каждый из правителей Османской империи имел огромный гарем, такими претендентами могли считаться сыновья всех наложниц султана. Обеспечивая себе спокойной правление, новый повелитель не щадил никого, даже малых детей. Недаром при дворце султана существовало специальное кладбище для маленьких «шах-заде» – царевичей, которые стали жертвами интриг и войн взрослых.

Правление Сулеймана началось без подобных ужасов. Так сложилось, что все его маленькие братья умерли во младенчестве от болезней. Кроме того, первым шагом молодого Сулеймана стало доброе дело: он отпустил на волю египетских пленников, которых держал в цепях его отец.

Сулейман не напрасно заслужил почетное прозвище «Справедливый». Он боролся с коррупцией, прослыл ярым врагом злоупотреблений чиновников. Про него говорили, что он, подобно легендарному Гаруну-аль-Рашиду ходит по городу, переодевшись в простую одежду, и слушает, что говорят люди о нем и о порядках в его столице.

Но не стоит представлять себе Сулеймана в виде идеального правителя, доброго к своим подданным, но сурового к врагам империи. Он был так же жесток, подозрителен и деспотичен, как и все представители династии Османов, беспощадно казня всех, кто, по его мнению, мог представлять для него опасность или просто вызывал неудовольствие. В качестве примера можно привести судьбы трех близких Сулейману людей, которых он, по его собственным словам, когда-то любил.

Его старший сын и наследник Мустафа, сын наложницы по имени Махидевран-султан, был казнен по его приказу и на его глазах. Сулейман подозревал, что Мустафа хочет занять престол, не дожидаясь смерти отца от естественных причин.

Ибрагим-паша по прозвищу Паргалы, великий визирь и ближайший друг Сулеймана еще со времен его юности в Манисе, был так же казнен по приказу султана по подозрению в неких интригах. Сулейман еще в юности поклялся, что Паргалы никогда не будет казнен, пока жив он, Сулейман. Решив казнить вчерашнего фаворита, он прибег к следующей уловке: поскольку сон – это некое подобие смерти, то пусть Ибрагим-паша будет казнен не во время жизни – бодрствования Сулеймана, а когда повелитель спит. Ибрагим-паша был удавлен после дружеского ужина с повелителем.

Наконец, удавленной по приказу Сулеймана была и одна из его наложниц — Гюльфем-хатун. В молодости она была его любимицей и родила правителю наследника. Однако, ребенок вскоре умер от оспы. Сулейман вопреки обычаю не прогнал Гюльфем, а оставил ее в своем гареме. И хоть она никогда не возвращалась более на его ложе, он считал ее другом, ценил беседы с ней и ее советы. Тем не менее, финалом жизни Гюльфем-хатун стал все тот же шелковый шнурок.

Портрет Сулеймана Великолепного будет не полон, если не упомянуть о его любви к искусствам. При нём Стамбул украсился великолепными зданиями, мечетями и мостами. Он любил поэзию, сам сочинял стихи, которые в Турции по сей день считаются превосходными. Кроме того, Сулейман увлекался кузнечным делом и ювелирным искусством, и прославился тем, что сам изготавливал украшения для своих любимых наложниц.

В исламе

Анри-Пьер Пику — Одевание фаворитки (1857)

Помимо законных жён, шариат предусматривает и институт . Под наложницами подразумеваются женщины побеждённого (убитого) врага. Во время войн женщины могли сопровождать своих мужей. Если их мужья погибали в бою, то они оставались одни. Они становились наложницами победителя — то есть фактически приравнивались к жене (обязательства по содержанию наложниц такие же, как и для жён), с небольшими отличиями. От официальных жён они отличаются отсутствием церемонии, согласия опекуна, отсутствием свадебного подарка, а также правами наложницы на совместно нажитое имущество и детей в случае расторжения отношений. Невольница, которая родила сына от своего господина называется умм аль-валад («мать ребёнка»), а свободную женщину — умм аль-ибн («мать сына»). В доисламские времена, а также в первые годы распространения ислама умм аль-валад никак не выделялась среди других разрядов невольников. До запрета халифа Умаром ибн аль-Хаттаба (634—644) их можно было продавать, менять, дарить и т. п. Если господин признавал рожденного невольницей ребёнка своим сыном, то она становилась умм аль-валад. Если же он отказывался признавать, то она и её сын оставались обычными невольниками. В деловых отношениях она признавалась ограниченно дееспособной и приравнивалась к условно освобожденным невольникам (мукатаб, мудаббар). После смерти господина умм аль-валад становилась полностью свободной.

Чем же на самом деле провинилась султанша?

При султанше была разрушена многовековая традиция, по которой правители никогда не женились на своих наложницах. Сулейман освободил ее, а потом заключил с ней никях (брак). Все это вызвало шквал эмоций.

Хюррем родила султану пятерых сыновей — Мехмеда, Абдуллу, который в сериале не упоминается (так как он умер в трехлетнем возрасте и никакой исторической роли не сыграл), а также Селима, Баязета и Джихангира. По обычаю наложница должна была родить султану только одного сына.

Священное право султана иметь детей от многих наложниц (этот обычай основывался на высоких показателях детской смертности и риском оставить трон без наследника) долгое время было под угрозой, так как Хюррем, употребляя все свое влияние, создавала препятствия ему.

По достижению шахзаде (принцем) совершеннолетия мать отправлялась вместе с ним санджак – выделенную ему провинцию, чтобы наследник «оттачивал» свои управленческие навыки. Хюррем оставалась в Стамбуле со своим мужем, за своими сыновьями она не поехала. Такими действиями она вызывала обсуждения и пересуды.

Взаимная привязанность и любовь, которую Сулейман и Хюррем показывали на протяжении многих лет, не вписывалась в обычаи дворца.

Сулейман любил Хюррем. Когда Хюррем умерла, султан создал невиданные почести: похоронил в построенной по его приказу мечети Сулеймание, позже его самого тоже похоронили там же.

Никто не отрицает, что женщина эта была. О ней помнят и действительно она многое сделала для Османского государства.

Почему рабыни спали в одной комнате

Топкапы – это огромный дворцовый комплекс, размер территории которого сравним с небольшим городком. Главный дворец Топкапы был весьма функционален. Здесь располагалась и резиденция правящего султана, и кухня, и гарем. Последний-то и вызывал большего всего интереса, как у самих турков, так и у гостей столицы.

В разное время в гареме насчитывалось до нескольких сотен рабынь. И лишь некоторые из них имели привилегированное положение, всем остальным же приходилось довольствоваться меньшим.

Так, лишь фаворитки султана проживали в собственных покоях. Остальные же спали в одном большом зале. Здесь они и трапезничали, и проводили часы досуга, и даже отмечали праздники.

В сериале Великолепный Век была показана та самая большая комната, где протекала жизнь наложниц. Однако возникает вопрос, по какой причине все девушки жили вместе?

Причин на то было несколько. Во-первых, так было менее затратно в плане благоустройства и отопления.

Но более важно было то, что так было проще следить за рабынями. Калфы и евнухи должны были контролировать всё, что делают наложницы. Правила поведения в гареме были весьма строгими, так что требовался постоянный присмотр

Не дай Бог, наложница совершила бы какой-то непристойный поступок. За это жизнью мог бы поплатиться даже дежурный по гарему


Правила поведения в гареме были весьма строгими, так что требовался постоянный присмотр. Не дай Бог, наложница совершила бы какой-то непристойный поступок. За это жизнью мог бы поплатиться даже дежурный по гарему.

Если бы у девушек были отдельные комнаты, уследить за ними было бы куда сложнее. Участились бы кражи и ссоры, наложницы, почувствовав свободу, могли бы не бояться связи с евнухами и слугами мужского пола. Подобных проблем никто не желал. Так что быт рабынь обустраивали, как проще.

Первый гарем, обнаруженный археологами при раскопках халдейского дворца в Телло, предположительно был построен в начале третьего тысячелетия до Рождества Христова.

Почему-то гаремы зачастую ассоциируются у нас с султанами или шейхами. На самом же деле гаремом мог обзавестись любой, у кого на это хватало средств. В доисламские времена мужчина мог иметь сколько угодно жен, но пророк Мухаммед ограничил их число четырьмя. При этом количество наложниц не оговаривалось, чем с успехом пользовались любители женских ласк. Наиболее распространены гаремы были в Турции, Египте, Индии, Персии и различных странах и племенах Африки.

Oriental Dance

Wilhelm Karl Gentz Germany 1822-1890 Woman at the beduin

camp

Thеodore Chassеriau (1819–1856)

Представление о гаремах, господствовавшее в Европе вплоть до начала ХХ века, неизменно связывалось с образом сладострастного старого распутника, развлекающегося среди сотен полуобнаженных юных дев. Для Турции такая сцена являлась гораздо большей редкостью, чем для Италии периода Возрождения или для крепостнической России ХIХ века.

William Gale United Kingdom 1823-1909

Okаnd konstnаr 1800-tal

Stephan Sedlacek 1868-1936

Турки, как правило, исторически имели гораздо более серьезные взгляды на жизнь, чем, скажем, египтяне или арабы. Несмотря на то что турецкие гаремы так часто фигурировали в европейской художественной литературе, живописи и балете, факты говорят о другом. Турки всерьез заинтересовались гаремами после того, как овладели Константинополем и увидели, что этот институт пользовался большой популярностью у византийских христиан.

JULES JOSEPH LEFEBVRE, SERVING TEA

Ferdinand Max Bredt — Odaliske

Sichel, Nathaniel 1843 — 1907

Несмотря на расхожие представления, господствовавшие в Европе вплоть до начала ХХ века, турецкий гарем совсем не был похож на дворец, где женщины скучают от безделья, ожидая, пока их позовут ублажать хозяина. Жизнь в нем была строго регламентирована, и всем управлял вовсе не хозяин дома, а пожилая женщина – его жена либо мать. У каждой обитательницы гарема имелся свой, четко очерченный круг обязанностей. Она была должна неукоснительно следовать бессчетному количеству жестких правил и инструкций. Во многих отношениях подобные порядки походили на монастырские.

Carl Werner (1808-1894)

A Moorish Couple on Their Terrace Eugene Delacroix

(1798–1863)

Jean Baptiste Ange Tissier

Султанский гарем отличался от остальных не только количеством евнухов

Для многих юных девушек попасть в гарем султана было большой удачей и зачастую – самым лучшим поворотом судьбы.

Девушку, как правило, покупали в очень юном возрасте, чтобы она успела получить хорошие навыки в искусстве обольщения мужчин, прежде чем начать соревноваться со своими старшими товарками в борьбе за внимание султана

John Singer Sargent (1856-1925) Almina, Daughter of Asher Wertheimer


1908

Paul Desire Trouillebert

In the Harem

Emile Eisman-Semenowsky(1857–1911)

Те же, у кого были хорошие внешние данные, получали своего рода образование. Их учили играть на музыкальных инструментах, петь, танцевать и готовить. Иностранок обучали турецкому языку.

Наложницам султана предоставляли великолепные возможности для отдыха и развлечений – как в самом гареме, так и в окружавших его садах, где они играли в разные игры, в том числе очень подвижные и шумные. В такие моменты они давали выход своей нерастраченной физической энергии и становились похожими на детей. А сам гарем в каком-то смысле можно сравнить со школой для девочек, с той лишь разницей, что в этом заведении их готовили к тому, чтобы они, время от времени отдаваясь своему повелителю, ублажали его как можно более изощренными ласками.

Orientalistas, Los

Ferdinand Max Bredt In einem Innenhof, Tunis

Henry Guillaume Schlesinger (1814-1893) A harem beauty

Escuela francesa o inglesa de la primera mitad del siglo XIX

Провинившиеся подвергались физическим наказаниям. Обычно их секли розгами, а не били палками по пяткам, так как это традиционное турецкое наказание могло нанести непоправимый вред здоровью наложницы, то есть сделать ее калекой.

Escuela francesa o inglesa de la primera mitad del siglo

XIX

Saada, the Wife of Abraham Ben-Chimol, and Préciada, One of Their

Daughters Eugène Delacroix (1798–1863)

GIRARD, FIRMIN MARIE FRANÇOIS

Ferdinand Max Bredt — Ruhende Odaliske

Egron Lundgren 1815-1875

Положение рабыни, забеременевшей от Султана

Пределом мечтаний каждой девушки, живущей в султанском гареме, было рождение правителю ребёнка. Беременность открывала перед рабынями совершенно новые возможности, повышала их статус и условия проживания Хотя о девушках гарема и без того заботились самым лучшим образом.

Тем не менее, рабыни мечтали попасть на хельвет. Для этого пускали вход любые ухищрения и даже подкуп евнухов. Надо отметить, что последние имели весьма неплохой доход с девушек гарема.

Однако в гарем наложницы попадали не в хаотичном порядке, а в соответствии с тем, какая из них способна зачать ребёнка. Каждая девушка должна была вести календарь, где отмечала свой менструальный цикл и его особенности. Если султан вызывал к себе девушку не преднамеренно, а на усмотрение, например, евнуха или Валиде, то в покои к нему отправляли ту, у которой, по подсчётам, овуляция.

Через некоторое время, если наложница сообщала о менструальной задержке, её отводили к врачу, который, по результатам осмотра сообщал, есть ли беременность.

В случае, если рабыня оказывалась беременна, её селили в отдельных покоях. От султана и Валиде она получала подарки и украшения, а в помощь ей давалась служанка.

Сами роды же не редко происходили в присутствии нескольких повитух, врач мужского пола мог общаться с роженицей и отдавать указания лишь через ширму.


О беременной фаворитке заботились наилучшим образом. Сама же девушка молилась о том, чтобы родить султану сына, то есть шахзаде. Девочек в правящей семье любили ничуть не меньше, однако рождение сына выводило рабыню на иную ступень. Мальчик мог участвовать в борьбе за трон. Правда, если эта борьба претерпевала поражение, то шахзаде, как правило, ждала смерть. Но об этом старались не думать.

Жизнь фараонов

Конечно, на фараона возлагалось большое количество обязанностей и ответственности. Но все равно его жизнь отличалась от тех, чья жизнь была в его руках.

Как жили фараоны Древнего Египта:

  • на протяжении всего дня с фараоном находились люди. С ним рядом всегда были чиновники, аристократия, его жены и дети. Кроме того, фараона постоянно охраняли. В свиту фараона было попасть не так просто;
  • после того как фараон вставал с постели, его ждали слуги. Они готовили его к новому дню. Фараона купали, обували, одевали и надевали парик. Например, Хатшепсут любил, когда его натирали душистыми маслами, таким образом он пытался подчеркнуть свой статус правителя. После того как все процедуры были пройдены, фараон был готов к выходу к людям. Должности, которые имели доступ к телу фараона, ценились высоко, и многие стремились стать приближенными;
  • парики в Древнем Египте носили не все. Запрещено было носить парик рабам. А если человек был из известной семьи, то его парик был высокого качества. В некоторых париках были даже золотые и серебряные нити;
  • учитывая то, что обязанностей у фараонов было много, жили они по специально разработанному графику. В графике было написано не только то, что фараон должен делать, но и даже то, что он должен был есть. Фараоны принимали участие в жизни своего народа, поэтому график помогал успевать выполнить все задачи текущего дня;
  • если фараону или членам его семьи приходилось покидать дом, они никогда не передвигались самостоятельно. Их носили слуги на паланкинах. Учитывая то, что в Египте очень жарко, слуги обмахивали фараона и всех членов его семьи веером. При этом, даже если расстояние было коротким, фараона всегда сопровождало не менее 50 человек;
  • еда фараона отличалась от той, что ели все остальные жители Древнего Египта. Если обычный человек чаще всего ел хлеб, овощи и рыбу, то царские особы предпочитали жареного гуся, финики, инжир. Пили фараоны исключительно вино, которое не было доступно всем остальным жителям страны.

Несмотря на то что жизнь фараонов сильно отличалась от жизни простых смертных, царские особы довольно часто болели. Многие болезни были связаны с генетикой. Так, Тутанхамон не мог передвигаться без посторонней помощи, так как, по утверждениям историков, его родителями были родные брат и сестра.

Почему османские султаны перестали жениться

Что же касается османских султанов, то на заре формирования Османской империи они брали себе в жёны благородных женщин из правящих семей государств, с которыми хотели наладить хорошие отношения. Но потом эта практика прекратилась, и султаны стали довольствоваться исключительно невольницами, которые и рожали им детей.

Есть легенда, что султаны перестали жениться после произошедшего с султаном Баязидом I несчастья. Он был женат на Оливере Деспине — дочери сербского правителя. Сама же Сербия была вассальным государством Османской империи. Баязид во время битвы был захвачен в плен Тамерланом вместе со своей женой Оливерой. В то время жён было принято брать с собой в военные походы. Баязида Тамерлан заточил в клетку, а его супругу Оливеру заставил ему прислуживать, причем в непотребном виде.

Правда это или нет — не известно, но уже следующий правитель — Мехмед I организовал гарем в том виде, в котором он был еще много веков. И, кстати, у Мехмеда I, его сына Мурада II и еще нескольких султанов после них, жёны, согласно официальным источникам, все же были. Просто султаны постепенно отказались от женитьбы на свободных женщинах. Видимо для того, чтобы их семьи, да и они сами, не имели никакого влияния на политику государства.

Чернокожие правительницы

Когда могущество Египта пошатнулось, его завоевывают собственные колонии – Нубия и Ливия. В храмы входят чернокожие фараоны, которым требовался особый статус. Чтобы находиться на троне по наследству, а не после захвата власти, они женятся на египетских аристократках, объявляя их и себя божественными воплощениями.

Известны факты, когда жены фараонов посвящали своих дочерей в супруги Амона, ведь столь высокий титул давал огромную власть. Многим чернокожим правительницам, возрождающим славу Фив, мужчина не требовался, и они передавали статус богини приемным дочерям. К сожалению, легендарный город был разграблен ассирийцами, и о могуществе богинь-фараонов уже никто не вспоминал.

Работающие в Египте археологические экспедиции раскрыли всему миру неизвестные доселе факты. Каждое новое открытие таких захоронений становится обсуждаемым событием в ученом мире.

Хюррем

Хюррем – дерзкая рабыня, любимая наложница, законная жена и верный соратник Сулеймана. Она нашла в себе силы отказаться от всей своей прошлой жизни и пойти навстречу будущему. Она научилась быть сильной и вместо того, чтобы оплакивать свои душевные раны, с каждым новым ударом судьбы все более уверенно шла к своей цели. Не зря все члены правящей семьи с самого начала так опасались влияния Хюррем на повелителя. Она смогла занять такое высокое положение возле султана, до которого женщина тех времен в принципе не могла добраться. Хюррем не раз оказывалась на волосок от смерти, ее соперники превратили всю ее жизнь в череду сплошных испытаний и опасностей. Однако именно такая любовь, которая горела в сердцах Сулеймана и его единственной законной жены, и становится тем огнем, который озаряет историю на много веков вперед.                 

В каких случаях наложница могла стать свободной

Зрители Великолепного Века помнят о том, что Сулейман даровал Хюррем свободу, а после женился на ней, сделав её своей законной супругой. На самом деле, подобная практика до Сулеймана была настолько редкой, что о подобных случаях ходят лишь легенды. Это потомки Сулеймана стали один за другим заключать браки, а предки к подобному относились с большим скептицизмом.

Тем не менее, наложница все же могла получить долгожданную свободу и стать независимой женщиной.

Наверняка вы уже догадались, что для этого требовалось. Да, родить султану сына. Однако только этого было мало. Дальше было необходимо дождаться, пока султан покинет этот мир. Отдаст Богу душу, иными словами.

Лишь после смерти своего господина наложница становилась свободной. А вот если её ребенок умирал во младенчестве, а султан все еще был жив, здоров и дело его процветало, она все так же оставалась рабыней.

Явный пример подобных ситуаций – Махидевран и Гюльфем. Как мы знаем, обе потеряли своих детей ещё при жизни султана, так и не получив свободы.

Однако, все это лишь в теории выглядит довольно просто. На деле же выходило так, что после смерти султана, его наложницы, родившие сыновей, не только не получали свободы, но еще и высылались в Старый дворец, не имея возможности видеть своих детей, которые тем временем годами жили в кафесах – золотых клетках. Лишь немногим рабыням удавалось дожить до того момента, когда сыновья становились султанами. Тогда их с почестями возвращали в столичный дворец, где отныне они были свободны и управляли гаремом.

Сюжет

Сюжет фильма построен на истории любви и смерти Ян Юйхуань, наложницы императора Мин-хуана, более известной под титулом Ян Гуйфэй (букв. «Драгоценная супруга/наложница (императора) Ян»), одной из «Четырёх великих красавиц Китая».

, но слабовольный император, увлеченный любовью к возлюбленной наложнице, фактически отдал правление страной на откуп коррумпированному старшему министру . Попавший ко двору, как и большинство его родни, благодаря любви повелителя к его троюродной сестре, тот проявил себя как чрезвычайно жадный и властолюбивый человек и бездарный командующий. Его действия вызвали войну с соседями, мятеж северных войск государства (доставку сообщения о котором, содержащую также призыв расследовательность деятельность министра, последний «благополучно предотвратил»), разруху и голод во многих областях страны.

Когда мятеж Ань Лушаня приближается к столице, двору во главе с императором и в сопровождении гвардии ничего на остаётся, как бежать в направлении провинции Сычуань. Однако повторяющееся уже не в первый раз нежелание или неумение Ян Гочжуна обеспечивать армию приводит к бунту уже императорской гвардии, которая буквально растерзывает его, вслед за этим объявляя главным источником зла причину его попадания во власть — императорскую наложницу.

Встретив на крыльце дворца еле сдерживающихся солдат, Ян Гуйфэй соглашается уйти из жизни при условии, что войска вновь встанут на защиту государя и приложат все силы к подавлению мятежа. Взяв ещё небольшую отсрочку, она возвращается к неуверенно себя чувствующему императору, успокаивает и убаюкивает его. Вновь выйдя из дворца на задний двор, царственная Ян Гуйфэй между преклонившими перед ней колени гвардейцами подходит к грушевому дереву с перекинутой через ветвь петлёй шёлкового шарфа…

Наложница султана

Когда заходит речь о наложницах, чаще всего вспоминается Турция. Традиция удерживать гаремы и заводить наложниц существовала там более семи веков. Какой же была наложница султана?

В отличие от общепринятого мнения, которое сложилось, скорее всего, благодаря современному кинематографу, наложницами чаще всего становились не рабыни, пленницы или девушки с улицы. В гареме существовало своего рода ограничение, сколько должно быть девушек блондинок, а сколько брюнеток или рыжих.

Чаще всего родители сами продавали своих дочерей в гарем. Таким образом, они хотели обеспечить им хорошее будущее, каким, по общепринятым меркам, считалась жизнь в гареме. Русские наложницы, как, впрочем, любые девушки славянского происхождения, ценились в гареме больше всего.


С этим читают